Приватизация «Роснефти»: абсурдность происходящего или тонкий расчет?

Приватизация Роснефти 2016

В четверг стало известно о продаже 19,5% «Роснефти» за 10,5 млрд евро. Данная сделка станет самой масштабной за последние 3 года в области нефтедобычи и пока что принесла больше вопросов, чем ответов. Покупателями выступили компания Glencore и Катарский инвестиционный фонд.

Приватизация Роснефти 2016

После поглощения «Башнефти» вопрос о покрытии дефицита бюджета стал особенно актуальным. Уже несколько месяцев руководство Роснефти тщательно искало стратегического инвестора, но, учитывая капитализацию компании и её роль в ВВП страны (чуть более 2%), найти инвесторов не удалось. В приватизацию Роснефти 2016 уже никто не верил, как не верил и сам Сечин. Потому 5 декабря компания выпустила 10-тилетние облигации на сумму 600 млрд рублей. Книга заявок была закрыта в течение 30-ти минут, а само размещение имело нерыночный характер.

Данный шаг был бы понятен, если бы следов не последовала новость о приватизации. В начале декабря руководство заявило, что спрос на бумаги «Роснефти» был, но в случае рыночного размещения быстро привлечь деньги можно было бы только в размере 50-60 млрд. Конечный покупатель не разглашается (что еще более сомнительно), но предполагается, что это могут быть крупные банки, которые тут же перезаложат облигации ЦБ по принципу РЕПО. Иными словами, руками банков облигации были куплены ЦБ, то есть за счет бюджетных средств.

Зачем такая запутанная схема? В 90-х годах схема, когда компания вкладывает деньги в фонд, а фонд выкупает бумаги, была весьма распространенной. Речь ведь идет не о полном выкупе, а на оставшиеся бумаги увеличивается спрос, пусть стратегический инвестор и есть сама компания. В декабре 2014-го года Роснефть также привлекла у ЦБ 625 млрд рублей, сейчас у компании 33 выпуска облигаций на сумму более 1,1 трлн руб.

Приватизация Роснефти 2016 8 декабря стала громом среди ясного неба. Участия Glencore не ожидал никто, а уж зачем QIA, который терпит убытки из-за низких цен на нефть, участие в консорциуме — загадка. Детали сделки пока не раскрыты, но вот два интересных факта:

  • участие Glencore и QIA паритетное, то есть обе компании берут на себя по 50% от заявленной суммы сделки (а это чуть более 350 млрд рублей на каждого);
  • Glencore сообщает, что её инвестиции составят 300 млн евро. Соответственно такую же сумму внесет и суверенный фонд Катара.

И вот тут начинается самое интересное. Чуть менее 10 млрд евро будет обеспечено за счет банковского кредита, но какой банк возьмет на себя такие риски? Деньги готов предоставить… Итальянский Intesa Sanpaolo. Данная сумма составит 20% его собственного капитала, четверть его рыночной капитализации, что является нонсенсом с точки зрения рисков. Есть вероятность, что кредит будет синдицированным, то есть выдан несколькими банками, но ведь у Италии сейчас самая слабая банковская система с большими невозвратами кредитов. В чем смысл столь существенного риска?

  • Интересный факт: кредит является безрегрессным, Intesa Sanpaolo не сможет предъявить претензии Glencore в случае проблем. Как будет обеспечена сделка? Речь идет о размещении у банка акций компании. Но приватизация Роснефти 2016 в случае падения цен на нефть приведет и к обесцениванию самой компании. Толк от такого залога?

Деньги итальянским банком будут переведены до середины декабря, но ЕС уже выразил свою обеспокоенность. США уже положительно отреагировали на сделку (логично, у власти новое правительство, положительно настроенное к РФ), а вот в Европе ищут признаки нарушения санкций. С одной стороны, санкции не запрещают покупать действующие выпуски ценных бумаг (эмитированные до введения санкций). С другой стороны, сумма риска впечатляет с учетом рисков для немецкой и итальянской банковских систем.

Если с суверенным фондом Катара все ясно, то откуда взялась Glencore. Если проследить историю этой компании, то окажется, что это крупный сырьевой трейдер, который уже не первый год работает с Россией. Правда, ранее она называлась Marc Rich. Компания зарегистрирована в Швейцарии — стране, которая пусть и не входит в ЕС, но подчиняется определенным его положениям.

  • Интересный факт: Роснефть в 2013-2015-м годах в счет будущих поставок набрала у Glencore предоплат на 5 млрд дол. США. В санкционные года нужно было срочно искать, чем пополнить бюджет и сейчас Роснефть своими бумагами расплачивается за данный долг. А в бюджет поступят деньги не итальянского банка (речь о доле Glencore), а привлеченные от выпуска облигаций. Впрочем, это только предположение, но в свете вышесказанного весьма реальное.

Вместе со сделкой Glencore получила 5-тилетний контракт на поставку 220 000 баррелей в день, что соответственно поднимет стоимость акций швейцарской компании. В плюсе остаются и катарцы, владеющие 9% акций Glencore. Иными словами, приватизация Роснефти 2016 — это своего рода взаимозачет долгов между партнерами и портфельное инвестирование, но никак не стратегическая сделка.

приватизация Роснефть Катар

Сделка действительно уникальна с точки зрения дипломатии. Ведь стратегические инвесторы Азии отказались связываться с Россией. Катар долго сомневался, но возможность провернуть сделку через Glencore открывает перед ними возможность чуть подправить свое финансовое положение. Россия тем временем на гребне роста цен на нефть получает комфортного инвестора, не претендующего на управление Роснефтью или правом собственности на месторождения. Катар рассчитывает получить неплохие дивиденды.

Возникает вопрос: если приватизация Роснефти 2016 такая уж выгодная для инвесторов, то зачем вообще продавать компанию? Ответ прост: этот актив никому не интересен, то есть неликвиден. Катар до сих пор отказывается проявлять серьезный интерес к российским нефтяным активам, китайцы даже после присоединения Башнефти все равно проигнорировали предложение. Потому России, которой срочно нужны деньги, эта сделка была важна в первую очередь. И только через Glencore России удалось уговорить катарцев.

И в заключении самый главный вопрос: как 10,5 млрд евро от приватизации Роснефти 2016 отразятся на курсе рубля. Никак. На счетах компании уже сосредоточено около 544 млрд рублей, привлеченные от ЦБ 600 млрд также являются гарантией ликвидности. Иными словами, ЦБ нашел свободные рублевые излишки и перенаправил их в Роснефть. Валюта поступит в бюджет, объемы рублевой массы в экономике не изменятся. Есть и другой вариант: валюта пойдет на покупку другого актива — индейской Essar Oil.

Подпишитесь на новости компаний  facebook twitter vkontakte

Об авторе

ПРИСТУПИТЬ К ОБСУЖДЕНИЮ

Комментарии

  • Денис Онацкий 23.03.2017 at 11:38

    Что-то акции Роснефти пока оптимизма не внушают, пока идет явный спад. Башнефть и то показывает некоторую стабильность. Я понимаю, что весь рынок стагнирует, но отдельные колоссы с экспортным направлением, могли бы хотя бы держаться на одном уровне. Впрочем, дождемся дна и на развороте вкладываем деньги.

    Ответить