Обратная сторона расчетов Enron (часть 3)

теневая бухгалтерия
Бонус 200 к депозиту

(Окончание. Начало и продолжение здесь) В прошлых частях мы рассказывали о том, как топ-менеджмент корпорации Энрон смог организовать многоуровневую структуру из более 600-т компаний, которые позволяли головному предприятию скрывать убытки, возникавшие из-за диспропорции цен поставщиков топлива и оплаты потребителей. В основе успеха системы лежал высокий рейтинг Enron (доверие инвесторов) и хитрая схема секьюритизации, которая позволяла надувать мыльный пузырь с помощью эмиссии ценных бумаг под слабо обеспеченные активы.

Схема секюьритизации абсолютно законна. К ней прибегали неоднократно и раннее, поскольку это удобный способ привлечения капитала. Если забежать наперед, в середине 2000-х годов на основе секьюритизации финансировалась большая половина ипотечного рынка США:

  • банки выдавали ипотечные кредиты и формировали портфель из кредитных и ипотечных договоров, имеющих общие признаки: срок действия, процентная ставка;
  • под пол кредитов эмитировалась закладная, которая перепродавалась инвестиционным, страховым, пенсионным и другим фондам;
  • те, в свою очередь, выпускали деривативы (опционы, свопы и т.д.).

Все было абсолютно законно, правда, оказалось пирамидой, рухнувшей в 2008-м году. Руководство Энрона по сути создало похожую пирамиду, но вменяют руководству в вину не это, и не сокрытие информации о рисках от инвесторов, а махинации в финансовой отчетности. Точнее, в своеобразной трактовке переоценки активов, которая позволяла на бумаге маневрировать понятиями «доход» и «убыток».

Теневая бухгалтерия Энрона находилась в ведении руководителя финансового направления Эндрю Фастова, за что ему и пришлось в последующем отвечать перед судом. К слову, насколько действия Фастова были неправомерными, споры ведутся до сих пор, но после скандала с Энрон часть стран внесли изменения в свой бухгалтерский учет.

Теневая бухгалтерия Энрон

Разработанная Скиллингом схема секьюритизации была только вершиной айсберга, тогда как теневая бухгалтерия была его подводной частью. Суть бухгалтерских махинаций была основана на такой процедуре бухгалтерского учета, как привязка к рынку (mark-to-market accounting).

Напомним, Энрон, приобретая энергетические ресурсы, реализовывал их покупателям на основе долгосрочных контрактов по фиксированной договором цене. Возникал вопрос: как правильно учитывать доход от таких долгосрочных обязательств? Согласно правилам классической бухгалтерии (да и по логике также), прибыль должна учитываться на балансе после выполнения обязательств, то есть после каждого транша оплаты по договору за поставленный ресурс.

Фастов и Скиллинг решили учитывать доход в балансе в текущем году, то есть еще до того, как зайдет оплата по договору, поскольку сам договор уже являлся безоговорочной гарантией получения денег. Так почему бы её не указать заранее?

Попробуем показать на примере портфеля ценных бумаг, как в теории работает теневая бухгалтерия mark-to-market accounting:

Представьте себе, что вы — инвестор, который вложил деньги в ценные бумаги компании. Прибыль от продажи ценных бумаг в налоговой декларации вы укажете только тогда, когда в действительности продадите эти ценные бумаги, верно? В теории — да. Но на практике есть более интересная схема.

Немного усложним первоначальное условие теневой бухгалтерии. Предположим, у вас есть ценные бумаги 3-х предприятий, которые весной вы купили по следующей стоимости:

  • А — 25 у.е.;
  • В — 15 у.е.;
  • С — 35 у.е.

По происшествию 6-ти месяцев (важен факт того, что все действия происходят в одном году) бумаги, которые все еще находятся у вас, меняются в цене (продавать вы их пока не планируете):

  • А — 21 у.е.;
  • В — 20 у.е.;
  • С — 28 у.е.

По итогу года вы в качестве инвестора имеете нереализованный убыток 6 у.е. Нереализованный, потому что по факту ценные бумаги в цене снизились (по общему итогу), но вы их не продаете. Делаем переоценку ценных бумаг на балансе, отражая их реальную стоимость. Это равносильно тому, что мы их продали по текущей стоимости, а затем снова купили. Причем, делать такую переоценку можно в течение года сколь угодно раз. Убыток в 6 у.е. мы отображаем в налоговой декларации, занижая прибыль от других активов, тем самым уходя от налогообложения.

Этот способ позволяет оптимизировать налогообложение и является относительно классическим. Теневая бухгалтерия Энрона была полной противоположностью: Фастов и Скиллинг решили не занижать прибыль от ценных бумаг, а наоборот увеличить её, отобразив дополнительную прибыль и тем самым улучшить кредитный рейтинг.

Небольшой экскурс в историю. Корпорация Энрон была основана на базе старого обанкротившегося гиганта, от которого на баланс компании перешли и старые долги. Казалось бы, Энрон должен будет еще долго реструктуризировать их и погашать, однако уже через несколько лет корпорация публикует чистый отчет без долгов, да еще и с прибылью! И эта прибыль чуть ли не каждый год растет фантастическими темпами!

Это уже сейчас известно, что прибыльные ценные бумаги переоценивались в сторону увеличения дохода, а убытки переносились на «Кактус III» и сопутствующие компании. Тогда же инвесторы видели в Энроне быстрорастущую перспективную молодую корпорацию, а о причинах столь быстрого роста задумываться им как-то не хотелось.

Теневая бухгалтерия mark-to-market accounting являлась для Энрона бомбой замедленного действия. Ведь пока убытки покрывались ростом инвестиций и капитализации за счет увеличения биржевой стоимости акций корпорации, все было нормально. Основная часть долга, выведенного на SPE второго и третьего уровней приходилась на строительство электростанций и их дальнейшей перепродаже, что позволяло растягивать долги на долгосрочный период. Однако долго это продолжаться не могло.

бухгалтерия Энрона

Роль политики в жизни корпорации Enron

Организация многоуровневых предприятий, махинации с долговыми обязательствами, теневая бухгалтерия — это еще не все, что помогало корпорации держаться на плаву. Немало средств было пущено и на политическое лобби, которое только подогревало интерес к Энрону. Многочисленные пожертвования политиков в президентской компании (например, Кеннет Лей поддерживал Буша-младшего, а сам в администрации Клинтона занимал пост советника по энергетическим вопросам.

Всего известно о 71-м случае подобной помощи сенаторам, 188 фактов поддержки конгрессменов. Это была своего рода взятка за то, что Энрон долгое время держался на плаву. После банкротства корпорации часть политиков сделала попытку вернуть «пожертвования», дабы их репутация осталась чистой и не была связана с топ-менеджментом Энрона. Более хитрые на данные «пожертвования» создали фонд помощи для сотрудников корпорации, пострадавших из-за аферы.

Заключение. Энрон — это яркий пример того, что даже самый прибыльный актив не застрахован от того, чтобы обесцениться за несколько дней, а биржевая торговля во многом непредсказуема. Кто-то считает Энрон мошенничеством, кто-то хитрой попыткой воспользоваться лазейками законодательства. Но то, что корпорация была пирамидой — факт. И, как показывает практика, подобные пирамиды будут возникать и дальше: «доткомы», Энрон, ипотечный кризис — кто следующий?

Подпишитесь на новости компаний  facebook twitter vkontakte

Об авторе

ПРИСТУПИТЬ К ОБСУЖДЕНИЮ

Комментарии

  • Valmonti 15.03.2017 at 23:14

    С удовольствием прочитала все три части этой эпопеи! И даже заглянула на статью о Пармалате на вашем сайте! Пожалуйста, пожмите от моего имени автору и жду ваши следующие расследования:) Честно, об Энроне — класс!!!!!!

    Ответить